Новости




25.05.2011     Велотрип Carvecenter-Avelon в Крыму.

Крымские покатушки Май'11

Андрей Дмитриев - Магазин A-VELO

День первый.

 

Приехали рано утром на вокзал в Симферополь, солнце, тепло, деревья цветут – красота. Встретил нас Горный Лис, известный в кругах крымских байкеров человек. Грузимся в бусик и едем через Ангарский перевал в сторону Ялты. По пути присматриваемся к Чатыр-Дагу – огромный каменный стол с обрывистыми краями, высота более 1,5 км, неподалеку от Ангар-Буруна, восточной вершины, заметны снежные лоскуты. С нее нам предстоит стартовать всего через четыре дня. Лис говорит, что пару недель назад на Чатыр-Даге выпал снег по колено. Будет мокро.

В Алуште начинается плотный туман, видимость метров 50, дальше молоко, закупаемся массандровскими винами, чтобы ощутить полноту крымской жизни и прибываем в Ялту к дому Лиса, где нам нужно пристегнуть к бусику прицеп. Расчехлили байки и стали резвиться по двору. Звуки и верхушки кипарисов теряются в тумане, мужички играют в шахматы на водку, пахнет весной. Наблюдение: крымские бабушки должно быть имеют крепкую сердечно-сосудистую систему, потому как по пути за хлебом преодолевают легкий трекинговый маршрут с перепадом по высоте метров в 150. Грузимся в прицеп, едем в Кореиз.

В Кореизе поселились в велогостинице у Афзала. Кроме нас тут еще около двадцати байкеров на серьезных двухподвесных машинах, в гараже байков в сумме на однушку в Химках. Хардтейлов кроме наших трех нет, багажники в такой компании кажутся весьма неуместными. Бросаем вещи и скорее на канатку, хочется многое успеть.

Канатная дорога на Ай-Петри имеет длину более 3,5 км, а перепад высот 1066 метров. Подъем проходит в два этапа с пересадкой. Стоимость билетов – 50 гривен/человек, 25 гривен/байк, на который трогательно выдается детский билет. Поднимаемся и уже к пересадке выскакиваем из тумана, а на вершине так просто лето. Отбиваемся от атаки татар с ручными голубями, с которыми – о чудо! – можно сфотографироваться, еще бы с крысой или с тараканом предложили. Внизу разлилось море тумана до горизонта, городов и поселков не видно, только кудрявая белая пелена. 

Солнце жарит во всю, трогаемся по яйле на запад, цель – гора Ат-Баш, в районе которой начинается лайтовая трасса, которую мы выбрали для прикатки. Вышли в район военной базы посидеть, свесив ноги в бездну. Наблюдение: если на карте нет дороги, то она там вполне может быть; но не всегда. В результате передвижение по тропам переходит в легкий фрирайд с постоянными небольшими вверх-внизами. Нужно быть осторожным, т.к. неожиданные метровые дропы – норма. Вообще педалировать с непривычки местами тяжеловато, но радует понимание того, что через пару дней мышцы привыкнут, и мы будем вкручивать как Бугатти.

 

На Беш-Текне у прудов встретили лесника, за проход через заповедник или стоянку хотят денег, но нам туда не надо. Пополнение запасов воды в роднике, последний подъем, теперь – только вниз. 

Видимо  куда-то не туда свернули, но вниз мы ехали по ручью. Местами было очень грязно, и скорость приходилось сильно сбрасывать.  Многократные кувырки всех фасонов –  защита раскаляется добела, крылья это для цивилов  - грязь и камни наполняют рот, резина выворачивает куски дерна, скользит по мокрым корням, хрустит по сучьям. Вылетаем в виноградники у Голубого Залива, по асфальту снова спускаемся в туман.

Покушав в татарском кафе – 100 гривен или 370 рублей на человека за более чем полноценный ужин – вкручиваем уже затемно до дома. Грязные по уши и по грипсы, довольные по те же места, Дима замывает перекисью ссадины и сокрушается о забытых дома колено-голенях. Привет, Крым!

 

День второй.

Утром встал пораньше и замутил у отъезжающего от Афзала паренька фоксовские колено-голень для Димы за 500 рэ. Теперь мы полноценны, а Дима суперполноценен, ведь только у него есть панцирь. На второй день трассы были выбраны посерьезней. Ефим уехал пробовать Грушеваю. Мы с ребятами снова поднялись на канатке к вершине Ай-Петри в компании еще трех московских байкеров на убойных Норках. От смотровой вкручиваем по асфальту до т-образного перекрестка – дорога Ялта-Бахчисарай – поворачиваем направо и едем до конца татарско-кафешного поселка, там налево к памятнику, от которого ведет тропинка к крайнему дому на обрыве, прямо за ним начинается тропка вниз. Это Ягодка.

Для хардтейла верхняя часть Ягодки конечно жестковата, а для восемнадцатидюймового кантрийника с длинным выносом и рулем-палкой так просто головоломка. Камни запутанные в корнях и просто камни, и просто корни, арматура! Черт ее дери. Проскочили. Тропинка петляет, выходит к асфальту, аккуратно спускаемся – на асфальте могут быть машины. В этом месте есть умопомрачительный дроп, даже два его варианта. В интернетах видел ролики с прыжками на этом дропе, вживую представить себе это очень страшно, пролет тут метров десять, приземление по диагонали на сыпуху, выкат на дорогу. Какой-то адский дроп. Пересекаем асфальт, короткая сокращенка, снова асфальт и тропа уходит вниз.

На этом участке попроще и поинтересней, скорость вырастает, тропка по большей части грунтовая. Выскакиваем на Каменную Речку – нагромождение достаточно крупных живых камней вперемешку с ветками и листвой. Почти сразу энергично лечу через руль. Дальше поровнее. После озера с откровенно голубой водой начинаются противопожарные просеки. Скорость доходит до сорока кмч, местами понимаешь, что не плохо бы ехать помедленней, но оперативно изменить это невозможно – под колесами сыпуха и шишки. Шишки! Они учат соблюдать дистанцию, если не делать этого, то шишка, выстрелив из-под колеса товарища, больно бьет в корпус или в лицо. Фулфейсами мы не пользуемся, поэтому меня постоянно параноило на тему шишки прилетающей в рот.

Выезжаем в Кореиз и снова на канатку. Там встречаем Ефима, вернувшегося с Грушевой и Лесорубов. Едем изучать тех самых Лесорубов. Начало спуска проходит по Ягодке, однако после выезда на асфальт мы не спускаемся дальше, а вкручиваем по дороге вверх до первой петли серпантина, там асфальтированная дорога поворачивает на 180, а прямо продолжается грунтовка. Проезжаем по ней метров 50 и наугад сваливаемся налево. Начинается настоящий фрирайд, под  колесами толстый слой палой листвы, под ней черный рыхлый лесной грунт, это все на очень серьезном уклоне. Остановиться нельзя - кувыркнешься, можно только ехать. Можно играть в чехарду, прыгая через руль велосипеда и приземляясь на ноги. Под листьями постоянно попадаются камни и ветки, на них поскальзываешься, а если упал, снова тронуться тяжело. Передний тормоз почти не трогаем, задний временами блокируем. Совершенно необычные ощущения. Выезжаем на пожарки, по ним дальше вниз. Ближе к концу почувствовал себя чересчур уверенно и на щебенке как-то слишком разогнался, занос двух колес, велосипед разворачивает поперек дороги, чудом выправляюсь и сбрасываю скорость. Если бы упал, травмы могли быть серьезными. Выезжаем в Кореиз.

Ефим с нашими новыми друзьями едет покорять Мисхорку, а мы идем на море нарушать спортивный режим. На море ветер и очень холодно, купаться не хочется даже для галочки. Наглые, как Жиринавский, чайки покрикивают друг на друга у воды. Тем временем Ефим спустился по Мисхорке на кантрийнике с багажником, слезая с велосипеда лишь единожды. Вот так. Кто знает эту тропу, понимает. Для тех, кто не знает – это очень сложный спуск. Встречаемся и ужинаем. Побаливают запястья, в голове приятная пустота.

 

День третий.

Сегодня хочется спуститься с Ай-Петри в обратную сторону через Чайный Домик на Большой каньон. Грузимся в Газелку, ребят катавшихся с нами за день до этого не устраивает варварский способ крепления их Норок и они оставляют нас, уехав на канатку. Поднимаемся без них. Водитель неумело пытается играть в экскурсовода, изучаем карты, по кузову с грохотом перекатывается лом. На двух третях подъема на Ай-Петри Газелка умирает, водитель неумело пытается играть в автослесаря, однако и у нас бывали жигули – с помощью проволоки и мата восстанавливаем электропитание машины. Поднимаемся дальше. 

Возле отворота с дороги Ялта-Бахчисарай выгружаемся и слишком долго втыкаем в карту. Подъезжает лесник: Куда едете? В Бахчисарай. Это вам по асфальту, вы только в заповедник не сворачивайте. Ага. Уезжает. Сворачиваем на грунтовку в сторону заповедника, через триста метров тот же лесник едет навстречу. Уверяем лесника в том, что проедем мимо заповедника и свернем на БКК. Пропускает. Крутим по Яйле мимо редкого для Крымских гор березового леса. Чайный Домик – это просто домик, только Чайный, как-то так. Но чая мы там не нашли.

 Начинается спуск по грунтовке, или камневке, или стиралке, или как, черт возьми, это называется. Скорость набирается мгновенно, но адекватно ее контролировать получается с трудом. Множество скальных выходов и крупного щебня, дорогу постоянно пересекают промывы, которыми очень удобно пользоваться, как контруклонами. Где-то на середине спуска, у водопадика решаем пофрирайдить. Срезаем по палой листве, как на Лесорубах, под ними много камней и стволов деревьев разного калибра, кувыркаться по листьям мягко и даже приятно. Снова едем по дороге, ее обманчивая ровность расхолаживает, в результате Ефим, как самый быстрый, летит кувырком. Фотосессия на обрыве, и снова вниз мимо Юсуповского пруда. Начиная с этого места стремительно возрастает концентрация автобусных туристов в белых штанах натянутых на массивные огузки, замечательный слалом. 

Возле БКК кушаем в кафе с роскошной кухней, цены процентов на двадцать выше, чем в других местах, но оно того стоит, оно там самое мажорное, все в дереве, с обгоревшим Буратино перед входом. Понимаю, что подсел на Крымонад, он же лимонад «Крым». Оставляем байки в кафе и налегке направляемся в Большой каньон.

Сразу за информационной табличкой сворачиваем с основной дороги и, перейдя реку вброд, идем по орографически левому склону каньона. Во многих местах нужно попрыгать по камушкам, а классический Крымский бег по хаосам сравним по драйву с горным велосипедом. Пытаемся ловить форель на GoPro камеру, не клюет. Воды в реке не очень много, но пороги достаточно сильны, динамичное зрелище. Сходимся с основной тропой, по которой идут автобусные туристы. Быстро добегаем до ванны молодости и в нее, пока не остыли. Серега так хотел помолодеть, что разбил ногу о камни. Одеваемся, пьем чай, спокойно идем обратно.

У входа в каньон находим бусик на Ай-Петри. Там высаживаемся, ребята едут по Ягодке, а я чувствую, что хватит, и решаю спуститься по шоссе до Тюзлера, а там по пожаркам на Кореиз. Но не сложилось, встречаю ребят на выходе верхней Ягодки у дропа и дальше еду с ними. Сумерки густеют. Многое уже не разбираешь на тропе, каменная речка проходится как-то на одном выдохе, чудом без падения. Вообще проходится все проще, чем раньше. Уже под самый конец на небольших ходах очень глупо падаю, не заметив булыжник, падение плевое и не сильное, но как-то так выворачиваю спину, что очень больно тяну ее. Еле спускаюсь последние сто метров. Думаю: вот ведь стадное чувство, а так ехал бы себе по асфальту, и всякое в этом роде, ругаю себя, ведь завтра соревнования. Ладно, скоро пройдет. 

 

День четвертый.

Проснувшись, быстро собираем вещи, чтобы двигаться на СуперД. Ну как быстро, скорее суетливо, иногда кто-то просто забывает, что он собирается. Звонит Володя, водитель бусика, нервничает, все ждут нас. Эпическая тупка. От Афзала спускаемся к Ветерку, где стоит бусик, к рулю Ефимовского велосипеда привязан пакетик с эклерами, он бьется на ветру, в результате у самого бусика рвется, эклеры летят наземь, я быстро собираю их и съедаю. Это немного разряжает обстановку. С нами едет двое ребят и девушка, все в рыцарской защите, с модными Сантакрузами в прицепе. Фигня их Сантакрузы, багажник-то поставить нельзя. Завтракаем в Алуште и на Ангарский. 

С перевала идем чуть вверх, на турстоянку, там встречаемся с организаторами, получаем номера, бросаем вещи и грузимся в Газик, который поднимет нас наверх. Оказывается в ГАЗ-66 влезает около пятнадцати байкеров с велосами, притом только у нас худенькие кантрийники, все остальные – анаболические двухподвесные монстры. Едем к подъему на Ангар-Бурун. Газик прет по горам аки поровну, люди и байки, перемешанные в кузове, гремят, покрикивают и фотографируются, над головами сидящих на борту проносятся довольно крупные ветви, приходится уворачиваться. Иногда кажется, что Газик встанет на дыбы, колеса роют полуметровую колею, но движение продолжается, черт возьми, а нам тут спускаться. Одна из веток ловко подцепляет за руль Димин Серфер и, вопреки Серегиным стараниям выбрасывает его из кузова на камни. Стучим по кабине, подбираем Серфер, переднее колесо у него приобрело изящную, совершенно не свойственную для обычного колеса форму. Доезжаем до полянки и выгружаемся, дальше пешком.

Условно выправляем колесо, скорее для самоуспокоения, так как полноценно привести его в норму возможности нет. Идем вверх по той тропинке, которой будем спускаться, под ногами крупные живые камни, ехать будет не просто. Солнце припекает, по небу движутся пухлые облака, думаю: Как же повезло с погодой. Потихоньку доходим до вершины Чатыр-Дага, высота 1400 метров, ветер прилично задувает, приходится одеться по полной. В ложбинках северной экспозиции лежат глубокие снежники, группы пеших туристов фотографируются на вершине и спускаются в сторону нижнего плато, байкеры все прибывают. Только у нас есть багажники, люди удивляются и даже немного восхищаются, я насчитал всего около пяти хардтейлов вместе с нашими тремя.

Примерно через час начинаются старты девушек, потом юниоров, потом мастеров и, наконец, элиты. Байкеры бодро стартует под всеобщее улюлюканье, вокруг синеватые горы, вид на десятки километров, небо затягивает низкая облачность. Наши номера идут после сотого, дисциплинированно ждем. Ветер усиливается, на вершину садится облако, мелкая морось несомая ветром обволакиевает, пробирается сквозь одежду, народ постепенно съеживается с  подветренной стороны, становится все холоднее. Двадцать приседаний. Ветер все крепчает, по заверениям бывалых около пятнадцати метров в секунду – очень сильный ветер, морось переходит в дождь, но нашего старта остается около тридцати номеров. Двадцать приседаний. Байкеры кутаются во все, чем можно спастись от дождя и ветра, собираются кучками, дождь перерастает в сильный ливень. Двадцать приседаний – этого хватает примерно на две минуты тепла. Десять номеров до старта, только теперь начинается предстартовое волнение, застегиваю защиту покрепче, выхожу на вершину, ветер оказывает ощутимое сопротивление перемещению, а стартовать надо ему навстречу. Крупные капли хлестко врезаются в лицо, вода течет по очкам, видимость метров тридцать-пятьдесят. От волнения немного перехватывает дыхание, приятное чувство. Моя очередь. 

Пять, четыре, три, два, один, старт! Первый участок достаточно скоростной, но, имея вилку с 50 мм нерабочего хода, приходится притормаживать. Видимость сильно портит картину, сложно воспроизвести те траектории, которые сочинял, поднимаясь наверх. Первая ступенька и первая уборка. Больно, вчерашнее неудачное падение дает о себе знать. Качу дальше, главное не съезжать в низкорослый можжевельник – он кажется мягким и проходимым, но под ним серьезные камни, к которым не успеваешь подготовиться. Съезжаю в можжевельник, веселая черезрулька, знал ведь, что нельзя. Еще ступеньки, и еще падения, счет которым я уже потерял. Туман создает ощущение защищенности, кажется, что можно легко разгоняться, и падать будет совсем не больно. Это не всегда так. Камни мокрые и очень скользкие, чтобы не упасть лучше проходить их на ходах, не тормозя, однако скорость набирается и с ней приходится что-то делать, чаще это получается и поворот проходится с удовольствием, иногда нет – привет камни. Последний спуск по камням, впереди виднеется лес, к поляне, где мы высаживались с Газика, ведет длинная пряма, под колесами грязь с камнями, хорошая скорость, все великолепно, неудачный булыжник – собираю камни и грязь на дистанции метров в пять. Красота! Даже переднее колесо отстегнулось! 

Дальше лес. В лесу грязно, в лесу корни, в лесу листья. В лесу мягко. Если нет уверенности в своей технике, блокируем заднее колесо, переднее отпускаем и заносом зада выруливаем куда надо. Очень приятно после камней. Ближе к финишу начинается змейка на хорошем уклоне, ее прохожу то на одном боку, то на другом, получается достаточно быстро и технично. Финишная прямая, дроп не прыгаю – тупо распластаться на последних метрах, финиш. Уф! Приехал. 

У финиша народ можно разделить на две категории: на тех, кто ехал по сухому, и тех, кто по мокрому. Первые отвратительно сухие и чистые, светлые лица, красивая одежда и защита, сверкающие байки. Вторые, суть, комья грязи, лица в крапинку и велосипеды неопределенного цвета. Моемся из шланга, кушаем приготовленный организаторами обед, смотрим награждение. На пьедестал мы не попали, но и не последними приехали, так что нормально для наших велов. А первое место в элите занял Слава, который вместе с нами ехал от Афзала. Встречаем паренька на Старке Шутере 2008 года, говорит, что машиной доволен, да и мы тоже своими довольны.

Быстро собираемся, чтобы не опоздать на электричку Симферополь – Бахчисарай. Наше быстро по традиции затягивается. Пытаемся обогнать троллейбус по трассе, льет дождь, колеса Диминого Серфера идут ну совсем не по одной колее, пугающее зрелище на скорости выше 50 км/ч. Принимаем решение сесть в троллейбус, чтобы не опоздать на электричку. Троллейбусы новые и красивые, мы грязные и мокрые, нас ненавидят все пассажиры. Приезжаем. Опаздываем на последнюю электричку. Находим бусик и отправляемся в Баштановку на турбазу «Колесо», там нас ждет баня и ужин.

Приезжаем на турбазу, ужинаем и долго моемся и стираемся в бане. Небесное удовольствие. Мы прошли адскую мясорубку Alushta Cap SuperD 04.05.11!

 

День пятый.

Решили расслабиться и погулять  без великов. Светит яркое солнце, тепло и приятно, нежные прикосновения сухой одежды заряжают позитивом, кеды не хлюпают и не чавкают, как же хорошо. С обрыва Качи-Кальона прыгают бейсеры и роуперы, к ним и направились. Серега хочет прыгнуть бейс, Ефим роуп. Пока поднимались, начал моросить дождь. Средневековые гроты не самые крупные и интересные в Крыму, дошли до современного монастыря. Его, видимо, активно поддерживают владельцы шиномонтажей и еще кто-то занимающийся бочками. Их там тысячи – бочек и покрышек – тысячи! В этом, определенно, есть смысл, но эстетическая составляющая уходит в минус. Эта практичность больше в духе протестантизма, православный монастырь должен быть пышным. Огромное идеологическое несовпадение. Поднявшись на обрыв, понимаем, что о прыжках можно забыть – плотный туман и дождь, шансов – ноль. 

Пошли погулять по-над обрывом, планируя спуститься в Машино километров через восемь-десять. Вокруг все в цветах, уверенно можно назвать только пеоны и гиацинты, десятки других остаются просто цветами. Шутили, фотографировались, мокли, шли пока не нашутились, не нафотографировались и не намокли, а Машино, судя по GPS, еще далеко. Срезаем, собираем воду и гусениц на одежду. Гусеницы ползут вверх, вода вниз. Долго идем по дороге, снова срезаем, обнаруживаем жилой  грот с запасом воды и дров, говорят, в этих горах много отшельников, видимо здесь живет один из них. Выходим в Машино и на попутке доезжаем до Баштановки. 

Сухой одежды и обуви больше нет, влажность сто процентов и не сохнет решительно ничего. В нашей маленькой комнате все затянуто веревками, на которых сушится одежда, обогреватель работает на всю, но толку с него мало, на улице льет сильный дождь, холодно. Хочется сухости.

 

День шестой.

Многократные падения и переохлаждения доканали-таки мою спину, решил отлежаться. Читаю Аксенова «Остров Крым», там все иначе, но я люблю настоящий Крым. Во второй половине дня дождь мало-помалу прекратился, ребята поехали на Тепе-Кермен, привезли много фотографий и сломанный дорогой объектив от Ефимовской камеры. Не повезло Ефиму, упал на ровном месте на рюкзак, в котором был фотоаппарат, объектив просто выломало, скотч и проволока тут явно не помогут. 

Хороший получился отдых-отдых, завтра есть надежда оклематься.

День седьмой.

Ура! Солнце! Над долиной висит туманная колбаса, но небо чистое. Воодушевленно и впервые по-настоящему быстро собираемся, прощаемся с Маратом и Катей – хозяевами Колеса – и скорее крутим педали в сторону Мангупа. Из Качинской долины сворачиваем в Алимову балку, мимо неуместно пафосной гостиницы крутим вверх по тропе, идущей по орографически правой стороне балки. Вскоре приходится слезть с велосипеда, отстегнуть рюкзак и взгромоздить его на плечи, до родника тропинка хорошая и без рюкзака вполне проезжабельна, прямо от родника нужно подниматься направо. Вот там уже совсем неправильный подъем, после дождя скользко и цепляться за грунт сложновато.  Сверху отдыхаем на оборудованной турстоянке Алимова балка, приятное место. 

Дальше почти плоско едем до Змеиной балки и по ней спускаемся в Бельбекскую долину. Спуск с тяжелым рюкзаком на багажнике – штука интересная, велосипед становится инертным, как океанический лайнер, который может находиться в сотне метров от препятствия, но избежать столкновения с ним уже не способен. Тут та же ситуация, понимаешь, что неправильно поворачиваешь, но едешь, как по рельсам, проходя на грани вылета с дороги. Спуск превращается в шахматную партию, где нужно думать на много ходов вперед, привыкаешь быстро и просто получаешь удовольствие, а с образом лайнера в голове ощущения удваиваются.

Доезжаем до Верхнего Садового, обедаем, поднимаемся и спускаемся в Каралезскую долину. В Залесном с видом на Сфинксов употребляем алычовый компот. Доезжаем до Ходжи-Салы, обедаем-два. Кафе называется «Гульнара»,  хозяин его Сервер – ударение на второй слог – хороший мужик. В этом году у него была лучшая баранина в Крыму, шашлык жарит сам – дело ответственное. Покушав, оставляем лишние вещи и байки в доме на хранение и идем на Мангуп, скоро темнеет, нужно торопиться.

Поднимаемся через Караимское кладбище, высматриваем встречных лесников, чтобы сделать вид, будто спускаемся. Не заплатить леснику – своеобразный Крымский спорт. Подъем дается легко, форма у всех уже очень хорошо набралась. Поднявшись, идем на Сосновый мыс смотреть закат, в лесу полно пеонов, солнце низко, в просветах между соснами виднеется море. На стрелке Соснового закатная фотосессия и на дырявый, нужно искать себе пещеры для ночлега. В тугих сумерках находим себе достойный грот с видом. Собираем дрова. В гроте есть дымоход, но попытка разжечь костер внутри едва не заканчивается отравлением угарным газом. Костер переезжает ко входу. Жжем костер, смотрим звезды, которых в отсутствие засветки ну очень как-то много, еще немного и было бы чересчур. В городе звезд почти не видно, тут совсем другое дело. Варим глинтвейн и чай, едим лепешки, в пещере хорошо. Приходят девочки из местных, говорят, что открывают тут чакры, вскоре уходят. Холодает. Спать придется, застегнувшись наглухо.

 

День восьмой.

Ночью было очень холодно, в семь утра термометр у Ефима на GPS показывает четыре градуса, но это явно не минимум. Собираемся, чтобы проскочить до лесников, шатаемся по Дырявому, лазаем по цитадели. Я уже много раз бывал на Мангупе, но не перестаю получать удовольствие от этого места, хорошо тут. Ребята из соседнего грота угощают нас колбасой, жуем колбасу, спускаемся через мышеловку и монастырь по южному склону.

Ребята договорились с лесником о подъеме на Уазике с байками. Я берегу спину, остаюсь у Сервера кушать шашлык. Сервер говорит, что утром счищал иней с машины, даже внизу ударил заморозок, значит у нас наверху минус был стабильны. Пока ребята спускаются, небо затягивает, но дождя еще нет. Проскочить бы до Севастополя по сухому. Появляется народ, они спустились по основной дороге, хороший скоростной спуск, можно минут за пятнадцать проскочить с самого верха до Ходжи-Салы, а там почти десять километров. Грузим байки и трогаемся по асфальту.

Почти до Терновки идет затяжной подъем, потихоньку вкручиваем, включаю режим метронома и иду в своем темпе. Ноги уже адаптированы и дорога дается легко. Дальше спуск по асфальту до поворота на Тополя, через Тополя по грунтовкам едем в сторону Инкермана. Главная дорога там одна, заблудиться сложно. Упираемся в асфальт, поворачиваем направо, теперь по асфальту до Инкермана остается совсем малость.

На Платформе 1531 километр оказывается, что ближайшая электричка через час. После долгих споров – ждать или крутить, решаем крутить. Череда мощных подъемов по окраинам Севастополя и мы приезжаем-таки к ЖД вокзалу. Вместе с нами туда приходит наша электричка. Поднимаемся по улице Ревякина к Дяде Мише. Селимся в этом царстве абсурда и эклектики. У нас в комнатах вместо кроватей полки из плацкарта, гору упорядоченного металлолома во внутреннем дворе венчает спутниковая антенна, посреди дворика в большой резервуар вытекает родник, над ним нависает балкончик с балясинами в стиле рококо. Неподготовленный мозг может такого не выдержать, но мы крепкие ребята, мы долго жили в Лужковской Москве. Отдыхаем.

День девятый.

День победы, парад. В Севастополе это двойной праздник – девятого мая 1944 севастополь был освобожден от оккупации. Если вы любите парады за военную технику и рев реактивных самолетов, то вам не сюда, в Севастополе девятое мая человеческий праздник, праздник памяти. Люди надевают лучшую одежду, девушки специально делают прически, все собираются на парад, чтобы поприветствовать ветеранов. Смотрим парад, катаемся на городском катере и прощаемся с ребятами. Они разъезжаются, а я остаюсь. У меня есть еще неделя, чтобы полазать по горам без велосипеда. Хорошая была покатушка, ждем осени, чтобы снова двинуться сюда на колесах. Привет!




Назад к новостям
На главную

Контакты

Москва, Зеленоград, Озерная ал. д.4 стр. 4
(комплекс ОАО «ЭЛМА»)

8 926 204-94-02
мобильный

8 499 940-95-53
телефон/факс

info@carvecenter.ru

Отзывы и предложения

Ссылки каталогов